Advertisement
09.10.2012 | Психология
(106 проголосовавших)

Хочу ли я ребёнка?

ImageИнтересно, много ли женщин задают себе этот вопрос? Мне кажется, совсем не много. Ведь, как правило, либо женщина хочет ребёнка, либо совсем об этом не думает. Или вопрос звучит по-другому: «может, уже пора «заводить» ребёнка?», или «оставлять ли этого ребёнка?», «выдержит ли наш бюджет ещё одного ребёнка». Но думает ли хоть кто-нибудь о том, хочет ли он ребёнка?! Не с точки зрения выгоды, не с точки зрения перспектив продолжения рода, а для того, чтобы понять, хочется ли, чтобы в жизни появилось ещё один важный человек – возможно, настолько важный, что ради него придётся многое изменить и от многого отказаться. А может, и не придётся. Но изменения будут – в любом случае.

После свадьбы мы с мужем решили не затягивать с рождением первенца и приступили к делу. Тогда, в двадцать три года, казалось, что надо поторапливаться и что биологические часы тикают. Правда, сейчас я понимаю, что это казалось не столько нам, сколько нашим родственникам в возрасте и, главное, нашим мамам, которые, родив нас серьёзно после тридцати, опасались, что мы повторим эту схему. Нас торопили, запугивали, мучили душещипательными беседами о том, что семья без ребёнка – не семья, и что если мы сейчас не «забеременеем», то потом будет только два пути: ЭКО или усыновление. Почему не принималось в расчёт, что мы всё-таки достаточно молоды и здоровы, и определённый запас времени у нас есть, не понимаю. И не понимаю, почему мы, как загипнотизированные, сами верили, что если не сейчас – то уже никогда. Бежали, сломя голову, а куда и зачем – не думали. Не думали, действительно ли хотим ребёнка – сейчас, в нынешнем своём психологическом возрасте, с именно таким багажом нерешённых проблем в сфере детско-родительских отношений с нашими, как говорится, «предками». Очень ведь показательно: мамы надавили – мы побежали делать, не чувствуя своих желаний и потребностей. Разве это позиция взрослых людей? Нет, это поведение подростков, которые с психологической точки зрения не готовы иметь своих детей – и не удивительно, что мы больше года не могли зачать, хотя, повторюсь, оба были здоровы.

Но я отошла от темы.

Хочу ли я ребёнка?

Если бы я тогда задала себе этот вопрос и честно бы на него ответила, то он прозвучал бы, что не знаю, не уверена. Естественно, в будущем – да, обязательно. Но не сейчас. Я не ждала ребёнка как чуда – я просто делала всё, чтобы зачатие произошло и мы стали «нормальной молодой семейной парой». То, что в тот момент в моей душе не было места для ребёнка, я не учитывала. На самом деле я мечтала о кошке – и, помнится, ещё шутила после родов: «Вообще-то я хотела котёнка». Сейчас я в ужасе от той шутки: на самом деле в моей жизни тогда было место только для домашнего любимца, но не для ребёнка. Именно поэтому воспитание дочки было для меня тяжким трудом, а не радостью. Я дисциплинированно исполняла обязанности мамы, но чего это мне стоило! Я чувствовала себя выжатым лимоном; мне казалось, что ребёнок высасывает у меня не просто все силы – все жизненные силы, всю энергию. И на любовь к дочке мало чего оставалось. Но это я понимаю только сейчас.

Осознаю, что достаточно хорошие матери испытывают по отношению к своим детям совсем другие чувства. Они радуются, когда можно подольше побыть с малышом, они получают удовольствие от общения с маленьким человечком, скучают, когда долго не видят своё чадо. Я же, если честно, благодарила небо за минуты, проведённые без дочери (иногда мои родители или родители мужа приезжали погулять с крошкой). «Не мать, а ехидна» – осознание этого больно меня ранило, ведь я всей душой хотела быть хорошей мамой, а не получалось. И дочка, как будто специально, провоцировала меня, сердила, доводила. Естественно, это мне тогда так казалось – ведь я все естественные детские шаги и кризисы взросления воспринимала слишком серьёзно и как кампанию против меня. Не хочет есть? Наверняка мне назло! Заболела? Чтобы досадить мне! Не хочет играть в дорогую развивающую игрушку? Из вредности!


Какая уж тут радость материнства.

Сейчас ситуация исправляется, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы. Есть понимание, где в прошлом были совершены ошибки. Вернее, не ошибки, а шаги, продиктованные неврозом, и результаты этих шагов ещё больше усугубляли этот невроз. Тогда я наломала дров – теперь приходится раскладывать эти дрова «по полочкам». Тяжело – ибо ещё не все механизмы осознаны, не все психологические проблемы «вылечены» – и безумно больно: больно, что так много ошибок, что ребёнок так страдал, что страдали мы с мужем. Дочка недополучила материнской любви: заботы, внимания; «облуживания» – достаточно, а любви и ласки – мало. Ну не могла, не могла я тогда дать ей больше! И не уверена, что сейчас могу дать в полной мере. Сейчас ведь сложнее: любовь-то уже нужна другая, любовь с явным проставлением границ, любовь, если можно так сказать, обучающая. А я только-только начала чувствовать, какая любовь нужна деткам – но деткам маленьким. И опять я как бы запаздываю в развитии своих чувств – и всё из-за того, что когда-то давно поторопилась!

Боль душевная скручивает, разъедает, лишает воли. Чувство вины тут как тут – а оно не только приносит страдания, но и мешает объективно или хотя бы ясно видеть ситуацию. Чувство вины по отношению к ребёнку приводит к тому, что мне тяжело и с дочкой – так как она всё ещё выматывает меня, – и без неё – так как чувствую себя ужасной матерью. Получается замкнутый круг. Выход один: не стараться быть идеальной матерью (ибо это невозможно, так как идеальных матерей нет и быть не может), простить себе ошибки и почаще думать о том, что я люблю свою лапочку-царапочку. Пусть она такая сложная, пусть не соответствует моим представлениям об идеальном ребёнке (она, кстати, не только не обязана соответствовать ничьим представлениям, но и не обязана быть идеальной – так как идеальных детей тоже нет). Природа мудра – главное не мешать ей, что в моём случае означает, что надо оставить мучительные попытки переломить ситуацию. Надо принять и ситуацию, и дочку – такими, какие они есть, и помогать им стать лучше.

И вот я возвращаюсь к вопросу «хочу ли я ребёнка» – возвращаюсь и в статье, и в жизни. Муж уже давно «требует» рождения второго малыша. Парадоксальная ситуация: мужчина хочет этого, а женщина (то есть я) сомневается; обычно же наоборот. Но мне боязно идти на этот шаг: перед глазами ох какая непростая дочка, и нет уверенности, что второго ребёнка я воспитаю с меньшим количеством ошибок.

Однако совсем недавно я вдруг поняла, что гарантии, что будет легко, нет. И вообще нет никаких гарантий. Но, самое интересное, я в этих гарантиях уже не нуждаюсь. Никто и ничто не может гарантировать, что будущее будет непременно только светлым, события – исключительно радостными, а трудности сами собой устранятся. Но соль в том, чтобы получать удовольствие от жизни – со всеми её виражами и во всех проявлениях. Получать удовольствие и от позитивных моментов, и от возможности преодоления препятствий, и от самосовершенствования, и даже от нестабильности.

Я и сейчас не могу однозначно ответить, хочу ли я ребёнка, но чувствую, что в моей жизни ПОЯВИЛОСЬ ДЛЯ НЕГО МЕСТО. Звучит цинично, но правдиво. И перспектива обнаружения новых психологических проблем почти не пугает – и появляется интерес: а как же оно будет? И появляется уверенность: моей любви точно хватит и на ещё одного человечка на этой планете.

Хельга Штольц


Комментарии
Хочу ребёнка!
| 07.11.2012 13:51:01
Знаете, Хельга, а я действительно хочу ребёнка! У меня тоже были метания и
сомнения. Но теперь я поняла, что именно ребёнка мне не хватает.
Оставить комментарий
Имя:
 
:D:):(:0:shock::confused:8):lol::x:P:oops::cry:
:evil::twisted::roll::wink::!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.